Ахтем сейтаблаев семья: Ахтем Сейтаблаев впервые вывел в свет взрослую красавицу-дочь

Содержание

Ахтем Сейтаблаев впервые вывел в свет взрослую красавицу-дочь

Ахтем Сейтаблаев посетил киевскую премьеру эротической драмы Франсуа Озона «Двуличный любовник» со своей старшей дочерью, 23-летней Назлы. Девушка, как и ее родители, стала актрисой.

У Назлы в активе уже полтора десятка фильмов — она начала сниматься с четырех лет, дебютировав вместе с отцом у Олеся Санина в «Мамае». В «Хайтарме» Назлы сыграла его сестру.

Присоединяйтесь к нам в FacebookTwitterInstagram — и всегда будьте в курсе самых интересных новостей шоубиза и материалов журнала «Караван историй»

Ахтем Сейтаблаев с дочерью Назлі / Фото предоставлено пресс-службой кинотеатра «Оскар»

Кроме Назлы у Ахтема есть еще двое детей — сын Филипп (тоже снимался у отца в двух фильмах в эпизодах) и младшая дочка Софие. После завершения проекта «Танці з зірками» Ахтем опубликовал в своем «Инстаграме» милые семейные фото с детьми, подписав их: «Батькiвське щастя)!дiти ростуть!)..»

Самая младшая — доченька Софие 16 декабря 2009 года. В одном из интервью Ахтем отметил: «у меня есть предположение, что Софи попадет в артистическую среду. У нее ведь и дедушка по маме — режиссер, и мама занимается кино и телевидением, и папа, как видите, тоже».

Дети Сейтаблаева остались жить с матерью — первой супругой Ахтема — в Крыму, но иногда приезжают к отцу в Киев.

Ахтем Сейтаблаев женился во второй раз в 2013 году в Судаке и переехал в Киев. Теперешняя его жена Иванна Дядюра — продюсер всех фильмов Ахтема и президент Международного киевского кинофестиваля «Молодость».

Ахтем с супругой Иванной

Напомним, Ахтем Сейтаблаев в паре с Аленой Шоптенко занял третье место в обновленном шоу «Танці з зірками» на «1+1».

Уже через месяц, 7 декабря, в украинский прокат выходит новый фильм Ахтема Сейтаблаева «Киборги«.

Смотрите также:

Станислав Боклан рассказал о жене-актрисе и детях

Алена Шоптенко после страстного танца с Ахтемом Сейтаблаевым призналась о проблемах с мужем

Дмитрий Комаров испортил платье Алены Шоптенко в финале «Танців з зірками»

«Я не считаю, что награды делают фильм лучшим», — крымскотатарский режиссер Нариман Алиев о своем фильме «Домой» | Громадское телевидение

7 ноября в украинский прокат вышел первый полнометражный фильм украинского режиссера крымскотатарского происхождения Наримана Алиева «Домой». Алиев уже получил награды на Одесском и Каннском кинофестивалях, в Стамбуле и Бухаресте. Сейчас фильм «Домой»в длинном списке «Оскара» в категории «Международный полнометражный фильм».

Журналистка hromadske Татьяна Безрук поговорила с Нариманом Алиевым о создании фильма, многочисленных наградах и о речи на вручении премии «Оскар».

Нариман, вы стали лучшим кинорежиссером, а ваш фильм «Домой» — лучшим полнометражным фильмом года. До этих наград был ряд других. Чем ваш фильм цепляет зрителей?

Все субъективно, потому что кино само по себе — субъективная вещь. В Одессе мы получили главный приз, судьба которого решалась зрительским голосованием, в Бухаресте или Стамбуле, где мы получили награду за лучший международный фильм, это было жюри.

Почему мой фильм получает награды, я не знаю. Но я всегда стараюсь не обращать внимание на то, получили мы награду или нет. Так сложились звезды, и мы радуемся по этому. Но я не считаю, что награды делают фильм лучшим. Фильм остается таким, какой он есть. Награда для фильма может дать зрителю рекомендацию, или он просто узнает, что такой фильм существует.

А как вам сейчас живется с этой славой?

А нет никакой славы (смеется). Это определенный процесс. У фильма есть свой путь реализации: фестивальная история, кинотеатральная история, телевизионная — все это реализация проекта.

Какой-то фильм пользуется большим успехом, какой-то — меньшим, но я не считаю это славой. Это часть работы. Я не делал фильм, чтобы он просто был. Я делал для того, чтобы его увидели люди. У нас была задача сделать хорошее кино, и чтобы это кино увидели. Для этого мы делаем все, что в нашей компетенции.

Когда вы начали работать над фильмом?

Во время и после учебы я делал короткометражные фильмы. Они были о семейных отношениях, о крымскотатарском культурном контексте. И полный метр для меня — это определенный экзамен. Все, чему я научился, я пытался использовать в полнометражном фильме.

Если говорить о фильме «Домой», то у меня была определенная дилемма. Я хотел в полном метре отразить историю крымскотатарской семьи. Но поскольку у меня физически нет возможности снимать в Крыму, была задача, как рассказать на материковой Украине историю крымскотатарской семьи.

Три года назад мой знакомый азербайджанский режиссер рассказал идею своего сценария о семье, которая потеряла близкого родственника и уехала за ним в дальние края, чтобы привезти его на родину и похоронить. Эта идея очень засела внутри меня. Я ее проанализировал и с разрешения своего коллеги начал разрабатывать сценарий фильма «Домой». Мне это позволяло рассказать и крымскотатарскую историю на материковой части Украины, и при этом в определенном объеме раскрыть те реалии, в которых мы сегодня существуем.

fullscreen

Режиссер Нариман Алиев во время интервью, Киев, 28 октября 2019 года

Как долго вы уговаривали Ахтема Сейтаблаева сняться в фильме?

Сначала мы предложили ему другую роль. Он прочитал сценарий, позвонил нашему кастинг-директору и попросился пройти кастинг на главную роль.

У нас было три этапа кастинга с ним. Он даже привел гримера из фильма «Захар Беркут», с которым он в то время работал, потому что мне был нужен более взрослый, чем Ахтем, герой. Через некоторое время я утвердил его на главную роль.

Ваш фильм «Домой» — о человеческих отношениях. Об отношениях отца и его двух сыновей. Почему вы уходите от темы политики в картине?

Я никуда не ухожу от темы политики. В кино есть этот социально-политический бэкграунд, который существует в Украине. Мы никуда от него не отходим, но история не об этом. Это не политическая драма, как последний фильм «Власть», который был в прокате. Это просто не политическое кино. Это история конкретной семьи, но в сегодняшних реалиях Украины, в состоянии войны и аннексии.

«Домой» сравнивают с работой Андрея Звягинцева «Возвращение».

Я не слышал, чтобы меня сравнивали с Звягинцевым.

Это было сразу после Каннского фестиваля. Согласны ли вы с подобными сравнениями?

«Возвращение» — это один из референсов фильма. Мы этого никогда не скрывали. И я никогда не обижаюсь, когда меня сравнивают с хорошими фильмами и хорошими режиссерами.

Но каждый режиссер самобытен. В моем фильме много референсов, кроме Звягинцева. Это и «Дерево жизни» Терренса Малика, братья Коэны, в фильме есть цитаты из Нури Бильге Джейлана. Это большой микс того, что я смотрел, что мне нравилось за все годы моего становления как режиссера. Конечно, каждый режиссер, который мне нравится, как-то повлиял.

Почему сравнивают с «Возвращением»? Потому что это тоже роуд-муви, тоже два сына и один отец, есть лодка и авто, но истории разные.

fullscreen

Кадр из фильма «Домой» режиссера Наримана Алиева. Актеры Ахтем Сейтаблаев (слева) и Ремзи Билялов

Вы обсуждали ваш фильм в кругу семьи?

Со своей мамой я писал первый тритмент фильма, потому что у меня была травма спины. Я долгое время лежал и диктовал ей, а она набирала этот текст. Сценарий также видел отец.

Я никогда не скрывал, что я делаю. Они мне немного советовали. Но все равно, родители люди не из кинематографа. Для понимания, как сделать определенную историю, семья меня, прежде всего, поддерживала, она не рассказывала, как снимать кино. Так же и я не рассказываю им, как они должны делать свою работу.

Тот конфликт поколений, который есть в фильме «Домой» — вы видите его в сегодняшнем обществе крымских татар?

Это не конфликт, это определенная разница между поколениями, это нормально. Каждое следующее поколение отличается от предыдущего.

Конфликт в фильме есть, потому что не может быть фильма без конфликта. Поэтому некоторые вещи мы отразили острее, чем они есть в жизни. Но, конечно, все эти проблемы существуют.

Мое поколение более открытое миру, чем поколение моих родителей, которые много пережили, чтобы вернуться на родину. У меня такого не было, я никогда не жил на чужой земле с мечтой вернуться на родину, когда я рос. Это все индивидуально. Не надо воспринимать отдельный фильм как хрестоматию крымскотатарских архетипов и отношений.

За работами кого из ваших коллег вы наблюдаете?

Я за всеми наблюдаю. Важно, с кем ты работаешь на одной площадке. Сейчас очень много и молодых, и уже известных режиссеров, украинских или зарубежных.

В следующем году в прокат выйдет фильм Антонио Лукича «Мысли мои тихие». В течение этого и прошлого годов выходил «Вулкан» Романа Бондарчука. Также фильм Тони Ноябревой — «Герой моего времени».

Выходит много фильмов, но не все они находят такого широкого зрителя в Украине. Нам еще нужно работать над продвижением украинского кино. Однако год за годом доля украинских фильмов в кинотеатрах растет.

fullscreen

Кадр из фильма «Домой» режиссера Наримана Алиева. Актеры Ахтем Сейтаблаев (слева) и Ремзи Билялов

У вас был тезис, что на молодых режиссеров обращают внимание, когда они получают международные награды. Почему украинских режиссеров замечают дома тогда, когда уже заметили за рубежом?

Так получается не только в кино. Понемногу это меняется, но у нас не на что ориентироваться зрителю, чтобы понять, какое кино у нас есть. Имена мало кто знает, фестивали не все посещают. Когда слышат что-то знакомое, как в нашем случае, нас ассоциируют с «Оскаром», хотя до «Оскара» нам как до Юпитера. «Оскар» понятен и знаком для общества. Это надо исправлять, но нет ориентиров для людей.

Есть более локальные истории, направленных непосредственно на зрителя. Есть авторские, которые должны пройти долгий путь, от Канн, через все фестивали, но это кино на долгую инвестицию. Как «Племя» Слабошпицкого, который был снят пять лет назад, но он все равно живет своей жизнью, его смотрят, пересматривают, и я уверен, что каждый год в Украине и за рубежом появляются его новые зрители.

Возможно, фильмы, связанные с историческим контекстом, в Украине смотрят больше?

Нет, это уже больше про какую-то промоцию фильмов. У нас сейчас нет института звезд. То есть нет в Украине таких актеров, на которых пойдут 100 тысяч человек. Кино только зарождается. Только появляются звезды, которые с возрастом будут иметь какой-то вес. Поэтому сейчас используют женщин шоу-бизнеса, у которых есть своя фан-база.

Киноиндустрия — это очень тяжеловесная структура. Нельзя за десять лет построить столь сильную индустрию, чтобы она боролась, я даже не говорю о Голливуде или Болливуде, даже с российским рынком.

После распада Союза Украина была площадкой для сериалов. Украинский кинематограф не был самостоятельной единицей. Последние пять лет украинский кинематограф активно работает на себя. Если так будет продолжаться, то лет через 10 лет уже появятся первые серьезные ростки индустрии.

Но это зависит не только от качества фильмов. У нас маленький рынок дистрибьюции. На сорокамиллионную страну иметь около 500 экранов — это очень мало. Если бы у нас было хотя бы три тысячи экранов, это была бы возможность не только показывать кино, но и зарабатывать на нем. Потому что у нас большие государственные дотации, но они направлены на поддержку индустрии. А чтобы эта индустрия становилась самостоятельной, нужно расширять рынок для продукта. И работать со зрителем.

Во Франции даже в школе есть предмет «кино». Я считаю, что в Украине тоже это возможно. Это важно, потому что кино — это очень интересный и прочный инструментарий для населения. Мне кажется, надо обучать население уметь им пользоваться. Так же, как с литературой.

Никто просто 20-летнему парню, который даже не знает азбуки, не дает «Великого Гэтсби» и не говорит: читай, очень интересно. Он не умеет читать, ему сначала надо выучить азбуку, потом научиться читать слова, абзацы, потом он сможет прочитать «Великого Гэтсби». То же и с кинематографом.

fullscreen

Режиссер Нариман Алиев во время интервью, Киев, 28 октября 2019 года

На каком этапе находится сейчас украинский кинематограф?

У нас знают буквы. Если у нас написана буква «Ж», то да, у нас ее знают. А когда написано «Жертвоприношение», то уже как-то сложно, что-то непонятное. Все постепенно.

Когда я в 16 лет пришел учиться, я тоже ничего не видел, ничего не знал. Но со временем я расширял свой кругозор и постепенно начал раскрывать для себя другие углы кинематографа.

Ваш фильм в длинном списке номинации на «Оскар» в этом году…

Чтобы получить «Оскар» за лучший международный фильм, надо выдержать очень высокую конкуренцию, даже чтобы дойти до номинации. Для нас, мне кажется, это еще рановато, как для украинской индустрии. С нашей стороны мы будем делать все возможное, что в наших силах. Но мы все наполняемся определенным опытом, чтобы в будущем стать лауреатами.

Это также определенный рынок, где есть свои игроки, свои авторы, свои продюсеры. У всех есть определенные зоны влияния, коммуникация и понимание, как правильно работать с проектом. Мы этому сейчас также учимся, у нас хорошие партнеры. Но этот опыт тоже новый для нас.

Есть вероятность попасть в номинацию, но для меня она очень маленькая. Я на нее не рассчитываю. Я считаю, что есть определенные критерии, которые для меня сейчас важнее, чем получить «Оскар». Быстрые победы — это плохо. Ни одна награда не делает фильм лучшим.

Вы говорили в одном из своих интервью, что главное — не сама премия «Оскар», а то, что говорит режиссер, когда выходит на сцену. Представим, что вы ее получили. Что вы скажете?

Нет, давайте не будем представлять. Для того те 30 секунд и существуют, чтобы сказать те слова, которые там будут. Я не знаю, будут ли у меня такие 30 секунд, и я не знаю, что тогда я скажу. Это может быть в следующем году, может — через 20 лет, а может и никогда.

читайте также

как выглядят дети многодетных звезд-отцов

В воскресенье, 21 июня, в Украине отмечается День отца. У многих знаменитостей большие семьи, с которыми они празднуют этот день.

В связи с этим OBOZREVATEL предлагает читателю увидеть, как выглядят многодетные украинские звезды-отцы и их дети.

Певец Олег Скрипка является отцом четверых детей. Это двое старших сыновей – Устим и Роман, и две дочери – Олеся и Зоряна. Матерью его детей стала Наталья Сыдь, с которой они вместе с 1997 года.

Видео дня

К слову, 56-летний артист, который долго скрывал подробности личной жизни, впервые стал отцом в 41 год.

Певец Виктор Павлик, который недавно женился на своей 25-летней возлюбленной Екатерине Репяховой, является отцом троих детей. Впервые радость отцовства музыкант почувствовал в 17 лет: первая жена Лида родила Виктору сына Александра.

Второй раз Павлик женился на гражданке Узбекистана Светлане, у них родилась дочь Кристина. Третий брак Виктор Павлик заключил с танцовщицей ансамбля Тернопольской филармонии Ларисой, которая родила ему сына Павла.

У шоумена Дяди Жоры (Вадима Мичковского) трое детей: в 2017 году жена артиста Наталья родила ему дочь Амину. У супругов также подрастают две девочки: 13-летняя Ульяна и семилетняя Устина.

Жена шоумена ранее рассказывала, что дочки души не чают в своем папе. Ведь он их всячески балует: водит в кино, покупает мороженое и попкорн.

Телеведущий Андрей Доманский воспитывает пятерых детей: 20-летнего сына Василия и 16-летнюю дочь Ладу от первого брака, 13-летнюю дочь Василину от гражданского брака с Лидией Таран и дочерей Киру и Веру от третьей супруги Марины. Отметим, что Кире – 9 лет, а Вере всего четыре года.

Также телеведущий воспитывает сына своей третьей супруги Марины от первого брака – Артема.

У актера и режиссера Ахтема Сейтаблаева есть двое детей от первого брака: дочь Назлы и сын Селим. А также 9-летняя дочь Сафие от второго брака с Иванной Дядюрой.

Отметим: по информации СМИ, ранее дети Ахтема от первого брака жили в Крыму с мамой, но последние годы больше времени проводят с отцом.

Ранее OBOZREVATEL рассказывал, как выглядят сегодня повзрослевшие дети ушедших легенд: наследники Круга, Цоя и Бодрова.

Нариман Алиев: «Хочу стать режиссером, в которого хочется вкладывать деньги»

Галия Байжанова узнала, как молодому парню удалось дебютировать на одном из самых авторитетных кинофестивалей в мире, как получилось подписать контракт с крупнейшей дистрибьюторской компанией Wild Bunch. И за что его фильм наградили на фестивалях в Одессе (Гран-при Одесского международного кинофестиваля) и в Бухаресте (приз за лучший фильм). Не обошлось и без разговоров о политике и конъюнктуре.

– Нариман, в этом году Вас пригласили в престижную каннскую программу «Особый взгляд», после показа в «Дебюсси» Вы проснулись знаменитым?

– Не особо. В кинокругах Украины меня и до Канн знали – я участвовал со своими короткометражными фильмами в Берлине, так что обо мне и раньше говорили. Разве что со стороны прессы повысилось внимание. И потом, режиссеры – это же не актеры, не такие уж они и медийные люди, не всех их знают в лицо, поэтому никакой навалившейся популярности я не ощутил. Да я вообще только начал себя режиссером называть, до этого стеснялся.

– Пока смотрела вашу очень трогательную картину, все же не могла отделаться от мысли, что по форме она похожа на «Возвращение» Звягинцева – там тоже отец, два сына, лодка, вся эта пустынная красота…

– Это по форме, а по сути, она совсем о другом. И да, я не скрываю: «Возвращение» Звягинцева было для меня одним из референсов. Как и «Сын Саула» Немеша, как и «Древо жизни» Малика и другие картины. Этот фильм – моя дань большим учителям: и Звягинцеву, на фильмах которого выросло мое поколение, и Нури Бильге Джейлану, и Аббасу Киаростами.

– Удивительно, но даже актер, который играет у вас главную роль – Ахтем Сейтаблаев, похож на Константина Лавроненко из «Возвращения» Звягинцева. Не боялись, что их будут сравнивать?

– Нет. Я ведь не переснимал «Возвращение». И если есть какое-то внешнее сходство – это чистая случайность. К тому же вариантов по кастингу у меня было немного – крымско-татарских актеров мало, а подходящих по возрасту, типажу, плюс владеющих родным языком, еще меньше. Я даже смотрел непрофессиональных актеров на эту роль. Но даже их найти было сложно, ведь основная часть крымско-татарского населения живет в оккупированном Крыму, на материке татар мало. Посмотрев всех, мы пришли к этому очевидному варианту, и я рад, что у Ахтема оказалось достаточно актерского инструментария и таланта, чтобы реализовать все задуманное на самом высоком уровне. Я благодарен ему за то, что он сумел выделить немного времени для съемок в своем очень плотном графике. В Украине он очень большой и занятый человек.

– Я прочитала, что Ахтем, оказывается, не только актер и популярный телеведущий, но и режиссер, который тоже снимает крымско-татарские истории?

– Да, он снял картину «Хайтарма» о крымской татарской депортации в 1944 году, у него есть полнометражный фильм «Чужая молитва» о крымских татарах в немецкой оккупации. Насколько я знаю, сейчас он снимает ленту по классическому произведению украинского писателя Ивана Франко «Захар Беркут» о сопротивлении карпатских общин нашествию монголов. Это копродукция совместно с США. Он режиссер, который снимает большое историческое кино, о важных для нас страницах истории.

– Судя по вашим трем короткометражкам, которые показывали на Берлинале, и дебюту, который состоялся в Каннах, Вы тоже основную тему своего творчества сформулировали, ведь все Ваши фильмы о крымских татарах?

– Крымско-татарская тематика – это важный аспект моей жизни, но есть и другие темы, которые меня интересуют. Пока еще я не могу снять все, что хочу, для этого я пока еще недостаточно хороший ремесленник, который может взять любую неизвестную ему тему и сделать достойное кино. Для этого нужен большой профессиональный и жизненный опыт, у меня пока он не такой.

– А может, и необязательно снимать фильмы о вещах, в которых Вы очень хорошо разбираетесь?

– Безусловно, есть такие художники как, например, Сергей Лозница, который может посмотреть одни архивные материалы, затем вторые, а потом собрать кино и вытянуть из них вообще третий смысл. Это огромный уровень профессионализма. У меня такого не получается. Во всех крымско-татарских историях меня интересуют, в первую очередь, семейные отношения, ведь моя семья, мои родители – это очень важная часть моей жизни. Меня это все волнует, мне это интересно, и этим я могу поделиться. А снимать про Крым я начал до того, как это стало мейнстримом. А еще хотел бы обратить ваше внимание на то, что не снимаю фильмы о проблемах, я рассказываю истории, в которых есть конфликты, это другое.

– Извините, но можно спрошу: если бы Вы были не из Украины, как думаете, попали бы в «Особый взгляд» Каннского кинофестиваля?

– Я не знаю, чем руководствовались отборщики, пригласив нас, но если вы хотите спросить про конъюнктуру, то для большого фестиваля мало быть просто конъюнктурным. Если ты делаешь что-то ради хайпа, то обычно мало что получается. На самом деле об Украине на самом деле мало что знают, ну знают, что конфликт был с Россией, ну кто-то, может, слышал про Олега Сенцова, украинского режиссера, который сейчас сидит в российской тюрьме, но это капля в море. Мы с вами так примерно о Венесуэле знаем – слышали, что какие-то у них проблемы, но тонкостей не знаем. Так что на одной конъюнктуре не выедешь. Если я вдруг, не дай бог, сниму шлак, то, наверное, будет неважно, откуда я, из Украины или другой страны.

– Ваш фильм – это художественное произведение или гражданское высказывание тоже?

– В первую очередь художественное, но одно от другого отделить ведь невозможно. Естественно, это моя рефлексия на аннексию Крыма и на оккупацию Донбасса тоже. Но самое важное для меня в фильме не политический контекст, а понимание того, что это за люди – крымские татары, чем они живут и какие ценности для них, точнее, для нас важны. О нас, как я уже говорил, мало ведь кто знает, о нас стали говорить только после аннексии Крыма, и то только из-за войны.

– Тема Крыма до сих пор драматичная, болезненная. У Вас были проблемы, пока снимали?

– Пока Крым оккупирован, тема будет всегда острой. А проблемы… Со стороны кого? Украинских властей? Нет, государство, наоборот, поддерживает такого рода картины. Да и, как вы видели сами, у меня нет в фильме никакой особо пропаганды, в первую очередь это кино, потом уже все остальное.

– Ваша картина нам ментально близка, у нас даже языки похожи – ваше «евге» это то же самое, что наше «уйге» то есть «домой», а как в других странах ее воспринимали?

– На самом деле в моем фильме универсальная история, понятная всем, там и проблемы отцов и детей, и поиск национальной самоидентичности. Большинство зрителей воспринимают историю как разговор поколений, не особо вникая в контекст происходящего на экране, что вот есть Украина, есть оккупированный Крым, там живут крымские татары, они мусульмане и говорят на другом языке, чем остальные украинцы. Но передо мной не стояло задачи провести ликбез о том, что же происходит в Украине, и в частности в Крыму. Для меня важнее было рассказать об эмоциональной стороне этой истории, ведь кино, на мой взгляд, и создается для того, чтобы вызывать эмоции.

– У Вас в фильме очень много религиозного – молитвы, Коран, а сами в каких отношениях с религией?

– Я верующий человек, но не религиозный. И для меня мусульманская линия, которую вы видите в картине, скорее инструментарий для понимания происходящих в фильме событий. Если вы заметили, то молитвы читаются там не в строгом соответствии Корану, а так, как это обычно делают люди в жизни, для большинства ведь чтение молитв – это больше обряд, не все даже до конца понимают смысл сур. Это просто желание моих героев почтить таким образом память своего близкого.

– Вы ведь тоже когда-то потеряли брата…

– Да… Это всегда было и будет очень серьезным событием в моей жизни, которое повлияло на меня, и этот фильм я посвящаю своему брату и своей семье, которая всегда и во всем поддерживала меня.

– Второй Ваш актер, помимо Ахтема, – это Ваш двоюродный брат Ремзи. Легко ли было работать с родственником?

– Легко. Он ведь по связям прошел. (Смеется). Да он не особо хотел участвовать, а поскольку я уже с его отцом договорился, пришлось. Что касается разницы между двумя моими актерами, то для Ремзи это был не первый опыт, он уже снимался у меня в коротком метре. Он понимает процесс и не боится камеры, я ведь за своей семьей со второго курса с камерой бегаю. Он старался мне помочь и переживал, если вдруг ему казалось, что он недостаточно хорошо сделал дубль. Мне с ним повезло.

– Вам, похоже, очень повезло и с продюсером – Владимиром Яценко, как вы нашли друг друга?

– Да, повезло, Владимир – очень известный на Украине человек. Нас познакомила одна моя хорошая знакомая, сказав, что, наверное, мы с ним сможем найти общий язык. Она организовала встречу, я рассказал о своих идеях, показал материалы, и после некоторых переговоров мы стали снимать фильм вместе. Словом, ничего особенного не было.

– Тяжело ли дебютировать под чутким руководством продюсера?

– А разве дебютировать без продюсера можно? Если вы имеете в виду, насколько я был свободен в творческом смысле, то никто меня не ограничивал. Но, как режиссер, понимал, что бюджет и ресурсы у нас не бесконечные, поэтому сам не выходил за рамки. Мы старались оптимизировать производство, и в итоге уложились в относительно небольшой бюджет – 650 тысяч евро, из них 80 процентов были выделены Министерством культуры Украины. Я благодарен Владимиру за то, что он собрал хорошую команду – лучших из лучших, я ведь до него не имел опыта работы с большим группами. А когда ты работаешь в очень профессиональной команде, то все происходит намного легче.

– То есть никакого давления на Вас, как новичка, не оказывалось?

– Ни в коем случае. Я вообще такой человек, что мне не очень комфортно работать на совершенном сопротивлении. И если бы я это почувствовал, я бы не пошел в проект. У меня одна жизнь, и я не хочу тратить свои силы, чтобы кому-то доказать что-то. Мне интересно с теми, с кем мне по пути.

– Сколько времени у Вас ушло на производство фильма?

– Около трех лет. Два года я работал над сценарием, 1,5 месяца у нас был препродакшн, то есть подготовительный период, 18 дней длились съемки, а постпродакшн занял шесть-семь месяцев.

– Сложности были?

– Я бы предпочел называть это этапами, которые нам нужно было преодолеть, чтобы сделать то, что мы сделали.

– Ваш фильм понравился крупнейшей дистрибьюторской компании Wild Bunch, как началось сотрудничество с ними, не всякий режиссер до них добирается?

– Это заслуга как раз-таки моего продюсера Владимира – он вел переговоры с сэйлс-агентами, которые его интересовали. Он не стеснялся налаживать контакты с именитыми большими компаниями, ведь за спрос не бьют. В итоге в апреле, незадолго до Канн, мы подписали с ними контракт. Это первый украинский проект, с которым они начали работать.

– Вот еще что интересно, все героини в Вашем фильме так или иначе конфликтуют с семьей главных героев, и все они иноверки, межнациональный брак для сегодняшних крымских татар – это проблема?

– Думаю, да, она есть. Это связано с историей нашей нации. В 1944 году крымские татары были депортированы из Крыма и разбросаны по Средней Азии. У нас 50 лет не было возможности вернуться на родину, у Советского Союза вообще была такая задача – стереть нас с лица земли и ассимилировать с другими, сделать то ли узбеками, то ли казахами, то ли еще кем-то. Естественно, чтобы сохранить свою идентичность и культуру, наши предки были вынуждены следить за чистотой крови. Нас мало, сейчас в Крыму живет всего 300 тысяч татар. Что касается женских образов в фильме, то я их специально сделал другой национальности, там ведь неважно, украинка она, немка или русская, важно, что другая. Я поднимаю этот диксурс не чтобы оценить, хорошо ли это или плохо, а чтобы проартикулировать эту проблему и сказать, что она есть. Но такое у всех малых народов.

– Украинских режиссеров мы знаем не так много. Сергей Лозница, Мирослав Слабошпицкий, как они отнеслись к Вашему успеху? С ревностью или наоборот?

– Наоборот, нас и так мало, мы ведь только внедряемся в европейский кинопроцесс, и только последние лет семь лет об украинском кино стали говорить на больших киноплощадках, так что места всем хватит. Слабошпицкий сейчас выпал из нашего комьюнити, ведь он работает с американцами – у него будет проект с Брэдом Питтом, а Сергей Лозница меня лично поздравил, мы в Каннах даже пообедали вместе, пообщались. И мне это очень приятно, что человек с таким опытом и авторитетом в киномире смог уделить время мне, молодому режиссеру, только делающему свои первые шаги в этой сфере. Так что ревности никакой нет, только поддержка.

– Пока мы говорили, Вы ссылались то на одного киноклассика, то на другого, а есть среди Ваших авторитетов режиссеры помоложе, Вам ведь самому только 26?

– Просто кинематограф – такая вещь, которая должна пройти испытание временем. Что касается молодых, есть в Украине такой режиссер Филипп Сотниченко, он еще не дебютировал в полном метре, но он очень интересный автор, у которого я тоже учусь.

– О чем бы Вы хотели снимать фильмы в будущем? Какие темы Вам интересны?

– Я бы с удовольствием снимал романтические комедии, но с чувством юмора у меня не особо получается. Так что я даже не берусь. Но знаете, я не люблю праздно мечтать. Вот, к примеру, я хотел бы снять кино о космосе, но сомневаюсь, что сейчас смогу это сделать, так что зачем мне об этом думать? Я пытаюсь оценить свои силы и делаю, что могу сейчас. И если бы я пытался снимать что-то недосягаемое с самого начала, то я бы ничего не сделал до сих пор. Я делаю, что в моих силах.

– Как я поняла, Вы решили работать в авторском кино?

– Нет, жанровое кино тоже хочу попробовать, сейчас думаю снять историю в стиле неонуар. Мне кажется, смогу. А вообще, я не собираюсь быть апологетом независимого и ничего не отрицаю. В жизни возможно все.

– Какие у Вас есть профессиональные мечты?

– Даже и не знаю, я ничего не загадываю и специально не планирую. Я и свой полнометражный фильм не планировал снять в 25 лет, но просто так сложились обстоятельства, и я этому очень рад. А вообще, мне нравится фраза, в которой говорится, что, если хотите, чтобы мечта стала реальностью, откажитесь от нее как от мечты. Поэтому я ни о чем не мечтаю, я просто делаю свою работу и стараюсь это делать максимально хорошо. Я понимаю, что кино – это бизнес, который требует больших денег, и продюсеры рассматривают режиссера как инвестицию. И мне бы хотелось, чтобы те, кто поверил в меня, были вознаграждены. Я хочу стать человеком, в которого хотелось бы вкладывать деньги. А я бы делал то, что мне нравится.

Галия Байжанова

Поделиться публикацией в соцсетях:

Ахтем сейтаблаев чужа молитва

Чудотворные слова: ахтем сейтаблаев чужа молитва в полном описании из всех найденных нами источников.

Чужая молитва / Чужа молитва (2017) смотреть онлайн бесплатно

История крымскотатарской девушки, которая спасла жизнь еврейским детям. Работала он воспитательницей в детском приюте для детей-сирот. К ней всегда обращались дети-евреи за помощью, ведь им приходилось прятаться от фашистов. Но всегда перед девушкой становился выбор: или помочь детям или спасать собственную жизнь. Но все же она решила, что жизнь детей важней. И на собственный риск она приютила детей-евреев, превратив их в татар. Девушка дала им новые имена, обучает языку и молитвам. Но сработает ли это все и убережет детей от гибели? Или фашисты все догадаются тайну девушки и детей? Смотрите этот эмоциональный фильм совсем скоро на нашем сайте. И вы увидите, что быть человечным, это одно из важнейших качеств человека.

Режиссёр: Ахтем Сейтаблаев

В главных ролях: Лилия Яценко, Andrian Zwicker, Atzmon Wircer Shmuel, Ахтем Сеітаблаєв, Вениамин Прибура

Премьера в Укр: 18 мая 2017

ПОНРАВИЛСЯ ФИЛЬМ? РАССКАЖИ О НЕМ ДРУЗЬЯМ!

Смотреть Чужая молитва / Чужа молитва (2017) онлайн в хорошем качестве HD 720

Видео плеер с Фильм Чужая молитва / Чужа молитва (2017) смотреть на киного, бобфильм, кинопрофи, баскино, кинокрад, гидонлайн, бигсинема или lostfilm бесплатно полный фильм онлайн. Чужая молитва / Чужа молитва (2017) 1,2,3,4,5,6,7,8,9,10 серия онлайн

Плеер также доступен на телефоне и планшете. Это значит, что вы можете смотреть Чужая молитва / Чужа молитва (2017) онлайн на андроид / iPhone. (Android с поддержкой HLS), и на iPhone и iPad под управлением iOS.

Чужая молитва (2017)

Оригинальное название : Чужая молитва / Chuzhaya molitva

Качество : HDRip | Доступно на : iPhone, iPad, Android

Режиссер : Ахтем Сейтаблаев

Сценарий : Николай Рыбалка

В ролях : Лилия Яценко, Вениамин Прибура

Описание : Великая Отечественная война принесла советскому народу достаточно бед и потерь. Она выявила в каждом все его лучшие и худшие качества. Особенно это коснулось тех, кто в первые месяцы войны оказался на территории, захваченной фашистами. Многие из них старались сделать хоть что-то для сопротивления врагу и приближения победы. Встречались, и те, кто готов идти на службу к врагам, ради власти, хлеба с маслом и просто из страха.

Когда Бахчисарай оказался захваченным, на его территории остался дом сирот. Молоденькая девушка-воспитатель заведения сталкивается с группой еврейских детей. Самый старший из них обращается к ней с просьбой помочь укрыться от фашистов. Им грозит верная погибель, если их найдут. Рискуя собственной жизнью Саиде решает помочь малышам. Она придумывает дерзкий план: переодевает еврейских ребятишек в татарские одежды. Она старательно учит язык, знакомит их с традициями народа, рассказывает о религии. Малыши тщательно заучивают тексты молитв. В надежде, что захватчики не догадаются, что под видом татарских детей в приюте проживают иудеи.

Чужая молитва (2017) фильм смотреть онлайн бесплатно в хорошем качестве

Обязательно посмотрите:

Фильм интересный, но мне показался слишком эмоциональный. Для тех, кто судьбы героев воспринимает близко к сердцу смотреть такие картины абсолютно не советую. Сюжет заставляет задуматься о собственной жизни и о тех вопросов, которые ранее вероятно и не приходили вам в голову. Для меня фильм показался сложноватым и психологическим. Некая драма, загружающая наш мозг некими неприятностями и сложностями. Ну а так посмотреть можно, но расслабиться точно не получится. Актеры так правдоподобно сыграли, что создается впечатление, что все происходящее реальные события, возможно поэтому и идет сильное сочувствие персонажам.

Cursorinfo

«Чужая молитва»: самое человечное украинское кино

Вчера в Киеве прошел закрытый показ фильма режиссёра Ахтема Сеитаблаева «Чужая молитва». Это история о крымской татарке Саиде Арифовой, которая во время немецкой оккупации Крыма спасла боле 80 детей-евреев.

«Прежде всего это художественный фильм, а не историческая хроника. Его отдельные эпизоды сняты по реальным событиям в Крыму во время Второй мировой войны. Действительно, с приходом немцев татары, украинцы помогали евреям. Как семья Куртиевых, фамилия которых увековечена в мемориальном комплексе Яд Вашем в Израиле. Об этом говорят и шесть мраморных плит, на которых высечены имена украинцев, помогавших евреям во время Холокоста.

Мы рассказываем в первую очередь эмоциональную историю и очень надеемся, что она понравится зрителям. Мечтали сделать ее такой, чтобы она нашла сочувствие не только у украинского зрителя, которому не надо рассказывать, что такое геноцид, что такое советская власть или нацизм. Очень хотим, чтобы эта история была понятна всем и вызвала сочувствие у каждого человека по всему миру», — отметил режисер фильма Ахтем Сейтаблаев.

На кинопросмотре, который организовал Почетный Консул Государства Израиль в Западном регионе Украины равнодушных точно не осталось. Зал плакал, а при появлении финальных титров – стоя аплодировал съемочной группе.

«Я хотел бы, чтобы каждый посмотрел фильм «Чужая молитва». Это очень многогранное кино, в котором есть множество параллелей, соединяются две страшные трагедии из истории Украины. В нем есть много плоскостей для размышлений. А главное, каждый может представить эту историю, подумать, как бы он поступил. И самое важное — чтобы фильм посмотрела молодежь, которая не видела этих ужасов. Так она сможет почувствовать ту страшную атмосферу и сделать выводы, чтобы такие ужасные события не повторились в будущем. Чтобы такие жуткие вещи, события, слова, как депортация, геноцид, Холокост, Голодомор, остались только на страницах учебников истории» — подчеркнул Олег Вишняков.

слева направо: Министр культуры Украины Евгений Нищук, режиссер фильма «Чужая молитва» Ахтем Сейтаблаев, Почетный Консул Государства Израиль в Западном регионе Украины Олег Вишняков

Съемки фильма проходили в Израиле, Украине и Грузии и Израиле. В «Чужой молитве» снимались актеры из разных стран. Пожилого человека в фильмне играет израильский актер Шмуэль Ацмон-Вирцер, актер и директор театра «Идишпиль» в Тель-Авиве.

«Бывает много хороших спектаклей с хорошими актёрами, мы можем хвалить игру и мастерство, однако это всего лишь игра, а этот фильм — это история реальной жизни моего народа. Моего — это народа Украины, без разницы какой веры или национальности его представители», — сказал Георгий Логвинский, глава межпарламентской группы дружбы «Украина-Израиль».

Создатели фильма ожидают, что его смогут по достоинству оценить не только украинцы, но и зрители со всего мира. Потому уже готовятся к презентации картины на различных международных кинофестивалях, и, в частности, в Израиле.

Новости по теме

примечательно что показ закрытый(((

когда советские войска в 1945 году вошли в берлин там было больше живых евреев чем в киеве, если не во всей украине

Похоже, что украинцы приписали этот подвиг на свой счет…забавно, но в годы войны Крым еще не входил в состав УССР.

Вы знаете, не хочется уподобляться сов. гражданам: » я эту книгу не читал, но осуждаю». Фильм я этот не смотрел, но разве так уж важно кому принадлежал Крым, если фильм о жутких событиях недалекого прошлого и о духовном величии обычных людей, неважно какой нации и религии.

Я вовсе не фильм осудила, а обратила внимание на слова Вишнякова о том, что это трагедии из истории Украины…

Вот и я том же — на фоне этих событий не так уж важна административная подчиненность Крыма.

Трейлер украинского фильма «Чужая молитва» (ВИДЕО)

Обнародован трейлер полнометражного художественного фильма Ахтема Сеитаблаева “Чужая молитва”, который создают при поддержке Госкино.

Лента раскрывает невероятную, но вполне реальную историю молодой крымскотатарской девушки, которая во время оккупации фашистами Бахчисарая спасла жизнь 88 еврейских детей.

“Саиде – воспитательница в приюте для татарских детей-сирот. К ней обращается за помощью паренек Ицхак, который вместе с другими детьми-евреями скрывается от фашистов. Перед девушкой встает тяжелая моральная дилемма – помочь детям или, спасая собственную жизнь, отказать им? Несмотря на смертельную угрозу, девушка берет под свою защиту опасных питомцев и превращает маленьких евреев в татар – дает им новые имена, обучает языку, обычаям и молитвам”, – пояснили в Госкино.

Режиссером фильма является Ахтем Сеитаблаєв (Axtem Seitablaiev), продюсером – Иванна Дядюра, автором сценария – Николай Рыбалка. Фильм создается компанией “Идас фильм”.

Проект фильма “Чужая молитва” стал победителем 7-го конкурсного отбора Госкино.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Бюджет фильма составляет 31 млн. грн., доля государственного финансирования – 10 млн. грн. На большие экраны “Чужая молитва” выйдет 18 мая.

репортажи

«Чужой молитвы не бывает», или Почему от России в Крыму – только след грязного сапога. Премьера нового фильма Ахтема Сеитаблаева

«Много лет назад совершенно случайно Иванна (Дядюра, жена и продюсер Ахтема Сеитаблаева, МН) увидела в проекте «Жди меня» пожилую крымскотатарскую женщину, которая и на русском-то едва говорила. Это была тогда еще живая Саиде Арифова. Тогда же она впервые узнала об истории этой выдающейся женщины. Я, к своему стыду, был рожден и воспитан в Бахчисарае, в нескольких улицах от Саиде, но узнал об этой истории только уже от Иванны. Тогда же, больше 12 лет назад, мы решили, что эта история должна стать фильмом», – рассказал мне вчера режиссер Ахтем Сеитаблаев.

Прототип главной героини фильма «Чужа молитва», премьера трейлера которого месяц назад прошла у меня на сайте, во время фашистской оккупации Крыма спасла 88 еврейский детей, многих – из Керченского детского дома, несмотря на смертельную угрозу собственной жизни. Затем спасла во второй раз, раскрыв их национальную принадлежность, когда детей попытались депортировать с крымскими татарами в Среднюю Азию. Саиде Арифова смогла вернуться в Крым только после развала СССР, в 1993 году, и до самой смерти в 2007 году искала спасенных ею детей, чаще всего – безуспешно.

Ахтем Сеитаблаев и Иванна Дядюра планировали снимать фильм в Бахчисарае, в тех же местах, где и произошли трагические события – но когда нашли финансирование, выиграв 7-й конкурс-питчинг Госкино в 2014 году, Крым был вновь оккупирован.

«Если в фильме вы услышите знакомые тезисы об «исконно немецкой территории», то нет в этом ничего удивительного. Любая империя искала и ищет оправдания своим захватническим поползновениям в мнимой или придуманной ими истории, как вот прототип штурмфюрера Генриха в нашем фильме, офицер Отто фон Лендорф, искавший в Крыму «античную Готию» и «исконно арийские земли», – рассказал журналистам на премьере Ахтем. Фильм же пришлось снимать в Грузии, заменив Крымские горы Кавказскими, а очень узнаваемый на экране Каменный город стал для фильма Чуфут-кале по объективным причинам.

Но расскажу вам обо всем по порядку.

Во-первых, расстрою всех журналистов заранее – после пресс-показа зрители устроили сессию бурных апплодисментов, но Сеитаблаев до зала не дошел и овации не слышал. Хлопали, получается, больше сами себе.

«Чужая молитва» – не первый украинский фильм, и даже не первый фильм Ахтема, выбивший на пресс-показе слезу, иногда даже скупую мужскую. Но определенно первый, на котором рыдали больше половины собравшихся – в голос и с потеками косметики на поллица. Впрочем, если вы прочли двумя абзацами выше, на каких реальных событиях фильм основан, то должны теперь только удивляться, почему дистрибутор не додумался продавать перед сеансом брендированные носовые платки и салфетки.

Впрочем, журналисты народ отходчивый. Поплакали – можно и поесть.

А вот критикам, как Юрию Володарскому и Александру Гусеву, блага материальные менее важны – если не начнут тут же обсуждать увиденное, еще пар из ушей повалит

Мнения кинокритиков, подслушанные мною в кулуарах, разделились. Но все согласны в одном – тема, поднятая Ахтемом, настолько масштабна и значима, что сходить на фильм нужно хотя бы только поэтому.

Сам режиссер был внешне спокоен, но ощутимо переживал

Продюсер Иванна Дядюра рассказывала о сложностях, с которыми столкнулся проект: о съемках в Грузии и Израиле, например, на которые, при всем радушном приеме хозяев, не мог не повлиять крах гривни, или о детях на съемочной площадке, которые просто не могут не влипать в проблемы – ушли на обед, а вернулись с разбитыми лбами.

Но отдельно отметила, что на главную детскую роль взяли Вениамина Прибуру, который уже снимался у Сеитаблаева в «Чемпионах из подворотни», без каких-либо кастингов или сомнений.

Кстати, о курсе доллара и его влиянии на бюджет: фильм обошелся создателям в 31 млн грн, объем же государственной поддержки проекта – 10 млн грн. Этот бюджет выше заявленного на питчинге в первую очередь, из-за того, что фильм пришлось снимать за границей.

Ахтем отчитывался за себя и за того парня

Видите зияющую пустоту посреди панели? Это место должен был занять Филипп Ильенко

Но простим главе Госкино первый прогул за почти два года работы

Тем более Ахтем отлично справлялся. Ответил на все вопросы – и о финансировании проекта (напомню, кроме Госкино участвовали частные инвесторы), и о дальнейшей судьбе фильма (говорят, в нем заинтересованы уже два фестиваля класса «А», но какие именно, продюсеры не уточнили), и о возможных продолжениях.

«В каком-то смысле «Чужу молитву» уже можно считать «Хайтармой-2». Кроме того, мы только что закончили съемку фильма «Киборги». Помилуйте, я хочу снять уже что-то менее трагическое», – попросил Ахтем.

А еще Сеитаблаев признался, что наивысшей честью считал бы, если бы его фильм стали «показывать в школах».

«Когда мы снимали эпизоды в Яд Вашем, я с огромной гордостью и с огромным волнением увидел 6 мраморных плит, на которых вычеканены фамилии украинцев, которые спасали евреев во время Холокоста. И это большая неправда, что в Украине нет толерантности, нет сочувствия, нет эмпатии», – уточнил режиссер.

А еще добавил, что камни Крымских гор хранят истории многих наций и национальностей, но вот от России в Крыму – только «грязный след от подошвы солдатского сапога». Как отрезал.

Подчеркивая, как важна для фильма международная судьба, Ахтем уточнил: «Саиде Арифова так и не смогла найти большинство спасенных ею еврейских детей. Наибольшим подарком съемочной группе станет их отклик».

Исполнительницу главной роли Лилию Яценко грозились прямо с пресс-конференции отправить на «Оскар» (так как премию будут выдавать только в феврале 2018 года, я бы на месте Лилии задумалась, что ей делать в Американской Киноакадемии до зимы). Она же призналась, что очень боялась съемки сцены депортации – переживала, что недостаточно опытна и боялась сфальшивить. Удалась ли сцена девушке – увидите в кинотеатрах.

Глава компании «Вольга Украина» (дистрибутора «Чужой молитвы») Вероника Ясинская призналась, что понимает все трудности выпуска фильма, да еще и такого сложного, в кинотеатральный прокат именно в мае. Но надеется, что прокатчик сделал все возможное, чтобы привлечь зрителя, несмотря на то, что это всего лишь второй опыт работы «Вольги» с украинским кино. Впрочем, об этом мы тоже еще поговорим.

Ну и, наконец, исполнитель одной из центральных ролей – немецкого офицера – Себастьян Антон (ударение на второй слог), признался, что «увлекался в детстве тоталитарными режимами». Не переживайте, Себастьян, все там были, меня вот тоже не так давно свергли с трона императрицы вселенной.

Ну а модерировал это действо Антон Филатов

Я же предпочла задать свои вопросы Ахтему Сеитаблаеву напрямую

– Напрашивается сравнение между «Хайтармой» и «Чужой молитвой». Не страшно было вновь поднимать тему депортации? Особенно подойти к ней, как показалось лично мне, с совсем другой точки зрения?

– «Хайтарма» – более масштабная история. Здесь мы хотели снять фильм, за неимением лучшего слова, камерный. Я, к сожалению, забыл, чья это цитата, но в Израиле услышал такую фразу: «Мы – страна внешне маленькая, но изнутри огромная». К этому я и стремился в фильме «Чужая молитва» – чтобы показать на первый взляд небольшую историю нескольких людей, которая изнутри, по своей наполненности, очень большая.

И спасибо, что увидели другой подход к интерпретации этой истории. Несмотря на то, что и в «Хайтарме», и в «Чужой молитве» место действия – Крым, истории совсем разные. После релиза «Хайтармы» меня часто спрашивали, почему я показал депортацию так «мягко». Но история – это всегда истории людей, их жизни, не могут быть одинаковыми две судьбы, поэтому и фильмы отличаются.

– Как думаете, дойдет ли этот фильм в итоге до самого главного зрителя – детей, которых спасла Саиде? И как, по вашему мнению, они оценят этот фильм?

– Это наша самая большая надежда, что фильм сможет срезонировать у международной аудитории и донести историю до детей или их потомков. Об оценках фильма я предпочитаю пока не думать (улыбается).

– Недавно вы закончили съемку фильма «Киборги».

– Да, мы в монтажном периоде.

– Когда можно надеяться на релиз?

– Очень хотим постараться и выпустить фильм 6 декабря, ко Дню защитника отечества.

– Мы совсем недавно обсуждали с Егором Олесовым и Юрием Прилипко, продюсерами проекта, этот вопрос. Все согласны, что 2017 год нужно потратить на предпродакшен. На пошив костюмов, на доработку сценария, на скаутинг локаций. Это исторический эпос, его не подготовишь так же просто, как фильм о современности. Кстати, первые локации мы уже смотрели, пока что мне все очень нравится.

Ну а весной 2018 года, когда стабилизируется погода в Карпатах, начнем снимать.

Кроме того, на кое-какие вопросы свет пролила дистрибутор фильма Вероника Ясинская:

– Для меня решающим всегда служит мнение сына. Иванна впервые, полгода назад, заговорила с нами о фильме, мы сразу сказали – надо смотреть. Поэтому, когда нам принесли уже готовый фильм, я решила посмотреть его с сыном . Минут десять после фильма мы молчали и усваивали, но после этого он начал со мной говорить – обсуждать историю, читать странички в Википедии, погружаться, анализировать. Такого эффекта на молодую аудиторию мы и ждали.

– То есть этот фильм – для молодой аудитории, по вашему мнению?

– Конечно! То есть очевидно, что и для женской – это видно по количеству потекшей косметики после показа. Но и трейлер у нас «молодой», и зритель, который заинтересуется фильмом, как мне кажется, та самая аудитория.

– На Зимнем кинорынке кое-какие кадры «Чужой молитвы» увидели кинотеатры. Тогда все назвали фильм чуть ли не самым кинотеатральным из всего презентованного. Но сколько кинотеатров в итоге пошли вам навстречу?

– Около 100 кинотеатров, и чуть более 100 экранов. На первый уикенд речь, правда, о 85 кинотеатрах. Май – начало сезона блокбастеров. На экраны один за одним, иногда по 2-3 в неделю, выходят голливудские тяжеловесы. Тягаться с ними в мае непросто, так что 100 кинотеатров, которые пошли нам навстречу – это уже очень хорошо.

– Но датой премьеры выбрали 18 мая. Хотели выйти в День памяти жертв депортации?

– Да. Вы знаете, изначально мы немного сопротивлялись этой дате – хотели подобрать что-то более благоприятное, не такое загруженное хитовыми премьерами. Но сложно спорить с тем, какое значение имеет для крымскотатарского народа эта дата, этот режиссер, и будет иметь, я думаю, этот фильм.

Кстати, о премьере 18 мая и о том, какое значение она имеет для украинского политикума, мы с вами поговорим отдельно. А пока – до встречи в кинотеатрах. Вы же поняли, что этот фильм пропускать нельзя? Если не поняли, пеняйте на себя.

Фото Кирилл Авраменко

Читайте также:

Премьера! Все герои нового украинского фильма «Киборги» Ахтема Сеитаблаева

Порошенко, Гройсман и кто еще не дошел в День памяти жертв депортации до премьеры фильма «Чужа молитва»

Госкино даст 10 миллионов на фильм о Крыме
Новости партнёров:
Самое читаемое

еще в рубрике

Далеко не всегда редакция, состоящая из интеллигентных, серьезных и компетентных людей, разделяет мнение своего главного Автора. И поэтому убедительно просит обращаться со словами негодования или, наоборот, благодарности напрямую к этому бескомпромиссному персонажу по адресу [email protected]

При перепечатке материалов активная ссылка на них и сохранение логотипа на фотографиях обязательны.

Оценка 4.6 проголосовавших: 100

Ахтем Сеитаблаев: Если каждый из нас скажет: «Я Украина», все начнет меняться

В интервью УНИАН крымскотатарский актер и кинорежиссер Ахтем Сеитаблаев рассказал о необходимости как можно чаще говорить о Крыме, особенно на международной арене, и объяснил, что такое «Крымский дом», который он сейчас возглавляет, а также затронул этот вопрос. о том, каково крымчанам жить в условиях оккупации.

Актер и кинорежиссер Ахтем Сеитаблаев 12 лет (с 1992 по 2004 год) жил и работал в Крыму, в Симферопольском государственном крымскотатарском академическом музыкально-драматическом театре.С 2003 года снимается в кино, а в 2005 году начал играть в Киевском Левобережном театре драмы и комедии. В 2007 году он начал свой новый карьерный путь в качестве кинорежиссера.

В 2012 году его фильм «Backstreet Champions» получил премию «Золотой герцог» как «лучший украинский фильм». Среди других известных работ Ахтема — его роль летчика Ахметхана Султана в художественном фильме «Хайтарма» (2013), который он также снял. В 2016 году в серии фильмов, снятых ко Дню независимости Украины, Сеитаблаев сыграл украинского поэта, диссидента и политзаключенного Василия Стуса.В 2017 году режиссер снял еще один полнометражный фильм о героических защитниках Донецкого аэропорта — «Киборги».

В этом году режиссер занялся фильмом о защитниках Донецкого аэропорта / Фото из УНИАН

Вы родились в Узбекистане, в семье депортированных крымских татар. Вы помните, как впервые узнали о трагедии крымскотатарского народа?

Всего из Крыма депортировали всех, в том числе семьи моих мамы и папы.Родители познакомились в Ташкенте, где мама училась в театральном институте, а отец — в строительном техникуме. Я третий ребенок в семье, и могу сказать, что мое детство было счастливым.

Если говорить о том, когда я четко начал понимать, что быть крымским татарином не так-то просто, то это было в пятом классе. Наш учитель истории, говоря о битве за Севастополь, обвинил крымских татар в предательстве. Потом был большой скандал. Этот учитель нас больше не учил.

Янгиюль вообще был особенный город — большая часть демографической составляла депортированные: крымские татары, немцы, дальневосточные корейцы — все эти люди на своем примере четко понимали, что такое депортация, что такое государственная машина, которая как-то вдруг решила что ты враг.

Как вы пережили возвращение в Крым, которого никогда не видели? Как вы познакомились с Родиной своих родителей?

С детства, как и каждый крымский татарин, слышал рассказы о Крыме и о том, что мы обязательно вернемся.Представьте себе впечатление 16-летнего парня, который вылетает из международного аэропорта Ташкента и прилетает в какой-то маленький аэропорт Симферополя … Это было ужасное желание. Ни мои ожидания, ни рассказы родителей не подтвердились.

Через три дня меня отвезли в Бахчисарай, посмотреть дом, за который мой отец оплатил часть его стоимости авансом. В тот же день меня вывезли за Бахчисарай, туда, где находится Большой Крымский каньон. И там я впервые увидел, что такое Крым.

Спустя полтора года в Судаке, собирая фрукты и виноград, я впервые в своей сознательной жизни увидел море. Это были фантастические ощущения, полные надежды. Однако первые три года местные жители относились к крымским татарам очень осторожно — нас никто не ожидал. Были разные ситуации, даже конфликты.

Что вы почувствовали, когда в 2014 году в Крыму появились «зеленые человечки»?

Я в эти дни был в Крыму. Помню, было ощущение замерзшего воздуха.И было ясно, что все это не мелочь.

Конечно, люди живут верой и надеются, что все плохое, что случается с ними и их семьями, скоро пройдет. Конечно, я хочу проснуться завтра утром и увидеть, что в Крыму все наладилось. Но, к сожалению, пока этого нет.

«Зеленые человечки» в Крыму / REUTERS

В феврале этого года в Киеве начал работу «Крымский дом» — государственное предприятие, объединяющее под своей крышей общественные организации, занимающиеся проблемами Крыма.Вы стали его директором. Расскажите, чем занимается эта организация… Какие планы у Крымского дома?

Крымский дом активно участвует во всех мероприятиях, связанных с Крымом, крымскими и крымскотатарскими проблемами. На сегодняшний день мы провели Хыдырлез, реквием 18 мая, День крымскотатарского флага, ряд выставок, несколько молодежных конференций … В повестке дня много планов: создание небольшой телестудии для производства документальных фильмов. и исследовательские фильмы. Отчасти и издательское дело.Мастер-классы по разным направлениям, например, изучение традиционных промыслов крымских татар, украинцев, а также всего многонационального Крыма. Конференции, выставки, презентации …

Сейчас мы налаживаем сотрудничество с кинофестивалем «Молодость». Следовательно, в будущем есть возможность приглашать кинематографистов, сценаристов, всемирно известных культурных и общественных деятелей. Если «Крымский дом» будет представлен в рамках кинофестиваля, это будет расширение нашего масштаба.

В общем, мечтаю, чтобы Крымский дом стал своеобразным стартапом, где вырастет элита Крыма и Украины; Я мечтаю, чтобы Крымский дом стал местом, где зародятся новые глобальные ощущения. Я хочу, чтобы у молодых людей была возможность открыть для себя большой мир под названием «Украина», а затем и более широкий мир как таковой.

Двери Крымского дома открыты для всех, с кем мы согласны в основных ценностях, для тех, кто понимает, что Крым — это Украина.

Сейчас все чаще приходится слышать о различных планах деоккупации Крыма.Как вы думаете, что нужно делать сразу после возвращения Крыма Украине?

Я не сторонник истины в последней инстанции, но поступил бы так: те, чьи руки запятнаны кровью, или нарушившие государственную присягу военнослужащего, сотрудника службы безопасности, должны быть привлечены к ответственности по закону закон и в тюрьме. Тем, кто хочет остаться в украинском Крыму и подтвердить свое украинское гражданство, нужно через год официально сказать, что они должны сдать экзамен по украинскому языку и истории Украины.Если вы не хотите сдавать экзамен, но хотите жить в Крыму, вы должны работать, платить налоги, но без права голоса. Это довольно непростой путь, к тому же не быстрый.

REUTERS

Вы упомянули болезненную тему языка, который почему-то продолжает разделять граждан Украины. Я заметил, что вы часто говорите по-украински на пресс-конференциях и в интервью. Где ты учил язык?

Я нигде специально не изучал украинский язык, это было моим личным желанием.Несколько лет назад я понял, что знание языка страны, в которой вы живете, — это не подвиг.

Какие еще языки вы освоили?

К сожалению, я пока не говорю по-английски или по-немецки. Я считаю, что самый простой язык, который я слышу каждый день, — украинский.

Фото из УНИАН

Как часто вы говорите на крымскотатарском языке?

Я говорю на крымскотатарском с мамой, родственниками и друзьями в Киеве.

Возвращаясь к проблемным вопросам: что, по вашему мнению, послужило толчком к тому, что все эти печальные события последних лет произошли на Украине и был аннексирован Крым?

Ничего не было сделано для объединения страны.Не было сказано, что в нашей стране много национальностей, и что это прекрасно. Намного легче зарабатывать деньги, когда люди не доверяют друг другу и заняты постоянной защитой: от плохого соседа или растущих цен, а не с проблемами социальных лифтов и верховенства закона или с лучшими дорогами.

Итак, теперь нам нужно начать с себя. Если каждый из нас скажет: «Я Украина», все начнет меняться.

Я тоже считаю, что необходимо, наконец, чтобы Верховная Рада приняла закон о создании национально-территориальной автономии крымских татар.Это был бы фантастический шаг с законодательной точки зрения, чтобы представить татар как коренной народ, который имеет право выбирать, частью какой страны быть. Ведь крымские татары ясно показали, что они проукраинские граждане. И они до сих пор это доказывают.

Считаете ли вы, что теме возвращения Крыма на международную арену уделяется достаточно внимания?

Внимания никогда не будет. Нам нужно делать все возможное — писать статьи, проводить социологические исследования, постоянно напоминать и отслеживать ситуацию в Крыму, снимать фильмы и писать книги, создавать как можно больше контента для представления на международной арене — постоянно напоминать о Крыме.Мы должны каждый день «чистить винтовки» на этом идеологическом фронте.

Кстати, об идеологическом фронте. На днях завершились съемки фильма «Киборги», и только за первый день тизер к фильму был просмотрен 100000 раз в . Насколько актуален спрос на такой фильм в стране, где с каждым годом жертв становится все больше и где люди измучены войной?

Спрос очень актуальный. Я за разные фильмы: комедии, трагикомедии, драмы и военные драмы.Смею надеяться, что наш фильм действительно жизнеутверждающий. В нем много боевых сцен, но это фильм о мире, который рождается на войне.

Кадр из тизера к «Киборгам» / Скриншот

В фильме шесть главных героев, представляющих архетип украинских мужчин. Этот шаг не нов, но он помогает понять, о чем думают украинцы и через что они проходят.

У нас много конфликтных диалогов между бойцами о том, какую страну мы защищаем, в какую страну мы хотим вернуться, о языковой проблеме, проблеме отцов и детей, а также довольно большой круг болезненных и сложных вопросов. которые существуют сегодня.Но все это приправлено хорошими и вкусными репликами и юмором. Несмотря на то, что это фильм для мужчин, в нем оставалось место лиризму.

Есть опасения, что для понимания таких глобальных событий необходима временная дистанция. Но я не могу молчать об этом. И я знаю, как важно нашим бойцам понять, что мы их знаем, что они не зря проливают кровь. Воин и художник в чем-то похожи: вам важно чувствовать, что то, что вы делаете, находит отклик.

Многие из ваших работ основаны на реальных событиях. А если говорить о творчестве и творческих планах, какие исторические факты вы бы хотели положить в основу своих будущих фильмов в ?

Таких фактов много. Вот, например, Конотопская битва. Или день, когда Мустафу Джемилеву не пустили в Крым. За один день из его жизни можно было снять целый фильм.

В ближайшее время планирую съемки в Казахстане. Потом будет проект для телеканала 1 + 1 — в прошлом году я выиграл питчинг как приглашенный режиссер.Съемки будут весной. Как говорится, если хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах. Их много, но я очень надеюсь, что с его помощью все будет завершено.

Зебеде Шерфетдинова

Если вы видите орфографическую ошибку на нашем сайте, выберите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Возвращение домой — Крымские татары в душераздирающей одиссее | Film

В «Дорога домой» личные и коллективные усилия сплетаются вместе, чтобы сделать тихую жгучую работу.Режиссерский дебют Наримана Алиева демонстрирует безжизненность крымских татар, а также его личную историю переселения. Несмотря на то, что в центре повествования фильма лежит одиссея по пересеченной местности, фильм прекрасно понимает то, что упускают из виду многие фильмы о путешествиях: для маргинализированных людей открытая дорога редко приравнивается к свободе. Фактически, татары в Homeward постоянно подвергаются агрессии со стороны других, а также государственной слежке.

Путешествие начинается с места смерти: морга.Мустафа (Ахтем Сеитаблаев) здесь, чтобы забрать тело своего сына Назима (Анатолий Маремпольский), погибшего в русско-украинской войне. Другой его сын Алим (Ремзи Билялов), студент колледжа, молча сидит на соседней скамейке. Поначалу остается неясным, связаны ли они между собой; язык их тела неудобен, поскольку между ними сохраняется напряженная напряженная дистанция. После извлечения тела Мустафа и Алим сталкиваются с многочисленными препятствиями как со стороны самих себя, так и со стороны посторонних, когда они пытаются вернуться в аннексированный Россией Крым для захоронения.

Homeward ясно показывает, что перемещение, с которым столкнулись крымские татары, вызванное столетиями принудительного переселения, кульминацией которого стала крупномасштабная депортация Сталина в 1944 году, болезненно передается из поколения в поколение. Утрата коллективной автономии разрушает личные отношения: Мустафа отчужден не только от своих сыновей, но и от собственного брата. Но бывают неожиданные моменты сближения. Одна из самых трогательных сцен — это когда суровый и ловкий на улице Мустафа учит Алима с свежим лицом пользоваться ножом.Здесь проявляется своеобразная игривость, как будто дуэт играет в мяч, а не, по сути, практикует нанесение ударов ножом.

Сейтаблаев демонстрирует особенно трогательное исполнение, переходя между жестоким патриархальным мачизмом и разрушительными мучениями. Билялов, непрофессиональный актер, не может достичь такой же глубины, но поразительные визуальные эффекты, а также достоверность повествования по-прежнему делают Homeward неотразимыми и душераздирающими часами.

Homeward выходит 23 апреля на цифровых платформах.

Обзор «Homeward» — The Hollywood Reporter

Смерть одного молодого человека означает резню, изгнание и выселение целого народа в фильме Homeward , мировая премьера которого состоялась в секции «Особый взгляд» в Каннах на прошлой неделе. Фаталистическая семейная драма — дебют молодого украинского режиссера Наримана Алиева, уверенно поставленная и хорошо сыгранная. Однако его драматическая сила снижается из-за скелетно скупого повествования, которое слишком мало освещает политический и исторический контекст, чтобы полностью привлечь внимание зрителей из-за пределов неспокойных восточных приграничных регионов Европы.Этот мрачный роуд-фильм, вероятно, останется нишевым фестивалем после его запуска в Каннах, по крайней мере, выделяет 26-летнего Алиева как растущего таланта, на который стоит смотреть.

Homeward открывается с вспыльчивого 50-летнего отца Мустафы (Ахтем Сеитаблаев) и его угрюмого 20-летнего сына Алима (Ремзи Билялов), посещающих морг в столице Украины Киеве. Они собирают израненный от пули труп старшего брата Алима, Назима, убитого в бою после того, как добровольно участвовали в продолжающейся пограничной войне между Украиной и Россией.Имея семейные корни в мусульманском татарском этническом меньшинстве в Крыму, Мустафа чувствует настоятельную необходимость перевезти тело Назима через всю страну, чтобы похоронить его на его исконной родине, в соответствии с татарскими традициями и исламскими религиозными ритуалами. С утомительным смирением он подкупает сотрудников больниц, чтобы помочь сгладить бюрократический процесс, что является ранним признаком его безрассудного отчаяния, чтобы следовать древним правилам, нарушая современные законы.

Суть

Трансукраинский тоскующий по дому блюз.

Когда они выезжают из Киева с телом Назима, отец и сын ожесточенно спорят. Выражая лишь пренебрежительное презрение к невесте Назима, Олесе (Дария Барихашвили), Мустафа категорически запрещает ей присутствовать на похоронах Назима, а затем обращает всю свою подавленную горем, запугивающую злость на Алима. Их путешествие становится все более тревожным и насыщенным: они сталкиваются с столкновениями с дорожной полицией, вынужденной остановкой в ​​сонной захолустной деревне, ограблением на берегу озера и столкновением с пограничниками, которые ненадолго подталкивают Homeward к территории боевиков-триллеров.Каждая встреча окрашена подозрительностью и анти-татарским расизмом.

Драматический двигатель Homeward — это напряжение между поколениями между Мустафой и Алимом из-за противоречий в отношении к религии, традициям, идентичности и родине. Воссоединение с давно разлученным братом в конце фильма также проливает свет на непримиримую и мстительную натуру Мустафы. Но этот антагонизм имеет гораздо больше смысла для любого, кто знаком с трагической историей татар в Крыму, особенно в советское время при Сталине, который подверг все этническое меньшинство массовым депортациям и казням.Сегодня, когда Крым снова находится под российской оккупацией с 2014 года, татары сталкиваются с новой волной преследований, их земли захвачены, их политические организации запрещены.

Российская имперская власть остается скрывающимся за кулисами злодеем в Homeward . Это помогает объяснить, почему Назим вызвался сражаться, и почему Мустафа зациклен на горьких обидах, уходящих в прошлое. «Крым — это наш Иерусалим», — заявляет он в какой-то момент. Однако Алиев в основном предоставляет зрителю возможность собрать воедино эту предысторию из фрагментарных зацепок, что в конечном итоге ослабляет эмоциональную силу его фильма.

Очевидно, работая с небольшим бюджетом, Алиев хорошо работает с ограниченными ресурсами в Homeward . Его актеры внушают глубокую убежденность, особенно Сейтаблаев, которому удается найти сочувственный шов раненого отчаяния под саморазрушительным гневом Мустафы. Операторская работа Антона Фурсы приятно проворна, он держится рядом с главными героями в свободном стиле документальной драмы, который усиливает их внутренние эмоции. В то время как общий тон натуралистичен, последнее путешествие на лодке в Крым имеет более поэтическую, символическую и аллегорическую нотку.Алиеву явно есть что сказать на эту богатую тему, но слишком многое остается невысказанным в этой меланхоличной балладе об изгнании и утрате.

Место проведения: Каннский кинофестиваль (Un Certain Regard)
Кинокомпания: Limelite
В ролях: Ахтем Сеитаблаев, Ремзи Билялов, Дарья Барихашвили
Режиссер: Нариман Алиев
Сценаристы: Нариман Алиев, Марыся Никитюк
Сценаристы: Владимир Никитюк
Сценаристы: Владимир Никитюк
Fursa
Редактор: Олесандр Черный
Сбытовая компания: Wild Bunch
97 минут

Рецензия на фильм HAYTARMA

Выпуск

Haytarma и его последствия

Грета Л.Юлинг, доктор философии *
Репортаж из Симферополя

В мае 2013 года на экраны выходит первый полнометражный фильм о депортации крымских татар « Хайтарма». Для крымских татар и их сторонников фильм начинает заполнять пустоту, оставленную отсутствием (или засекреченным характером) фотографий и исторических документов, которые помогли бы нам понять, что произошло в мае 1944 года. Трейлер к фильму можно посмотреть на YouTube:

Haytarma рассказывает о депортации 18 мая 1944 года при жизни Амет-хана Султана, летчика-истребителя, дважды названного Героем Советского Союза.На момент депортации он находился в Крыму, и на момент начала депортации ему было разрешено навестить свою семью в Алупке. Фильм на русском и крымскотатарском языках с русскими субтитрами. Планируется добавить субтитры на других языках. Ахтем Сеитаблаев — продюсер фильма и главный герой. Съемки проводила телестудия ATR в Симферополе. В сценах массовой депортации более тысячи крымских татар, многие из которых лично пережили трагические события, сыграли драматические роли.Фильм был завершен в 2012 году с бюджетом в 1,5 миллиона долларов. Создатели фильма стремились к точности, консультируясь перед съемками с историками и военными экспертами.
Исторический клуб Севастополя предоставил некоторые технологии камеры, что позволило фильму передать колорит того времени. Киевский сайт обзора фильмов FilmSearch дал фильму 8 звезд из 10.

Постер к фильму Haytarma

Показы Хайтарма со дня премьеры 17 мая в Симферопольском театре Шевченко проданы.Фильм также показывают в других крупных городах Крыма и Киеве.

Фильм вызвал глубокие эмоции и был в центре споров с момента выхода на экраны. Многие крымские татары рассказали, что были глубоко тронуты фильмом, в котором рассказы родителей, бабушек и дедушек представлены в визуальном формате. Кинозрители сообщали, что фильм вызывал слезы, и рассказывали о рыданиях во всем зале.
Местная газета « Сегодня » сообщила, что фильм вернул на большой экран крымских татар, которые десятилетиями не ходили в театр.Как правило, крымские зрители аплодируют фильму стоя.

На премьеру также были приглашены

русских генерала, прошедших подготовку у Амет-хана Султана. Однако после приезда в Крым из Москвы шесть из восьми генералов отказались приехать на премьеру после того, как генеральный консул в Российской Федерации Владимир Андреев уговорил не приехать. Журналист попросил разъяснений у г-на Андреева, который, как цитирует крымское телевидение ATR, сказал, что «Россия не должна быть представлена ​​на премьере фильма, фальсифицирующего правду о Великой Отечественной войне.Он также выразил недовольство тем, что в фильме не затрагивается тема «сотрудничества крымских татар с фашистскими оккупантами».

Заявление

Андреева вызвало серию акций протеста крымских татар, которые 22 и 23 мая собрались вместе с местными сторонниками у стен генерального консульства Российской Федерации в Симферополе и потребовали отозвать Андреева и объявить человека персонами нон грата. МИД Украины запросил у российских властей оценку заявлений.Рефат Чубаров, вице-президент Меджлиса крымских татар, депутат крымскотатарского Куралтая и президент Всемирного конгресса крымских татар, в своем обращении к Верховному Совету Автономной Республики Крым сказал, что, хотя публичное заявление со стороны Генеральный консул был «модным» ксенофобом, Российская Федерация должна выступить с нетерпимым заявлением на самом высоком дипломатическом уровне.

После скандала МИД РФ публично признал заявление «неверным.Вскоре после этого Андреев объявил о своей отставке. По данным «Киевского телеграфа», он пояснил, что его отставка была вызвана «беспомощным и беспринципным заявлением, порочащим Россию», сделанным министерством. Он также заявил, что не отказывался от своего заявления. заменено.

Шквал эмоций, вызванный выпуском Haytarma , теперь вызывает более продолжительные дискуссии о наследии Великой Отечественной войны и, в более широком плане, современных межэтнических отношениях в Крыму.


* Доктор Грета Л. Юлинг, член Совета директоров ICC, преподает в Мичиганском университете в Анн-Арборе.

См. Также: «Генеральный консул России в Крыму уходит в отставку после оскорбительных комментариев о депортации крымских татар», автор Идиль П. Измирли, опубликовано в:

Eurasia Daily Monitor, Том: 10 Выпуск: 106, 5 июня 2013 г.

Опубликовано: 8 июня 2013 г.
Исправлено: 12 июня 2013 г.

фильмов о Крыме и крымских татарах

Фильмы о Крыме и крымских татарах

С 2013 года о крымских татарах было снято несколько фильмов и документальных фильмов, от телевизионного документального фильма в 9 частях, «Сын Крыма» производства Турецкого телевидения и радио (TRT) до отмеченного наградами документального фильма.
«Борьба за дом» американской журналистки Кристины Пащин.Восемь фильмов, перечисленных здесь с кратким описанием, посвящены депортации крымских татар 75 лет назад, их долгому и трудному национальному движению за репатриацию,
их борьба на родине в Крыму после возвращения в 1960-х и 1970-х, а затем в начале 1990-х, а также репрессивная жизнь после российской оккупации Крыма в 2014 году.

Хайтарма , 2013 г., бывший телеканал ATR в Симферополе, Крым. Режиссер — Ахтем Сеитаблаев, исполняющий главную роль.На нем изображен Амет-Хан Султан, известный крымскотатарский летчик-испытатель, Герой Советского Союза,
на фоне депортации крымских татар в мае 1944 г. Это первый фильм крымских татар, а «Хайтарма» в переводе с крымскотатарского означает «возвращение». Он был показан в Аннаполисе, Мэриленд, и Вашингтоне, округ Колумбия, в 2014 году и других городах.
также. Оригинал на русском и крымскотатарском языках, но также доступна версия с английскими субтитрами. 1,5 часа.
Доступно на YouTube: https: // www.youtube.com/watch?v=MeEZ9C6kC9k (загружено для ATR TV)
Обзор Г. Юлинга: http://www.iccrimea.org/reports/kaytarma-review1.html
См. также статью в Википедии: https: // en.wikipedia.org/wiki/Haytarma

Брошюра документальная: «Сын Крыма»

Сын Крыма: борьба народа , 2013, документальный фильм в 9 частях (по 30 минут каждая), снятый Турецким Радио и Телевидением (TRT).Режиссер Несе Каратай и продюсер Зафер Каратай, документальный фильм рассказывает о депортации крымских татар в 1944 году.
их жизнь в изгнании и национальное движение за возвращение на родину Крым. Главный рассказчик — Мустафа Джемилев, известный советский диссидент и лидер крымских татар. Он был дважды показан в Вашингтоне, округ Колумбия, Миннеаполисе, Миннесота, Нью-Йорке и США.
Чикаго, штат Иллинойс, май 2014 г. На русском, турецком и крымскотатарском языках с английскими субтитрами.
Описание «Сына Крыма» доступно:
http: // www.iccrimea.org/reports/son-of-crimea.html
Это было рассмотрено Euromaidan Press:

“Son of Crimea”: documentary tells of struggle of Crimean Tatars to return to homeland. Watch online

Возвращение: история крымских татар , 2014, документальный фильм, созданный Al Jazeera Media Network к 70-летию депортации крымских татар. Режиссер Ахмет Севен, фильм рассказывает о депортации и
возвращение, в основном через интервью с репатриантами.В документальный фильм также включена Арабатская трагедия, массовое убийство около 500 крымских татар, живущих на Арабатской стрелке, узкой полосе земли к северо-востоку от Крыма. Два месяца
после массовой депортации татарского населения советские войска в Крыму осознали, что эти сельские жители остались позади. Они согнали жителей рыбацкого поселка и утопили их на тонущей барже в Азовском море. Фильм длится 45 минут.
и доступно в Интернете:
https://www.aljazeera.com/programmes/aljazeeraworld/2012/05/2012517132318999379.html

Борьба за дом: крымские татары , 2016, Кристина Пащин. В документальном фильме, получившем множество международных наград, представлены интервью с крымчанами, пережившими депортацию 1944 года,
Русские националисты и татарские активисты. Он был снят до российской оккупации Крыма в 2014 году, но обновлен перед выпуском. Он получил награду за лучший международный фильм на фестивале независимого кино в Вашингтоне. Проверено
в Институте Кеннана Центра Вильсона и Американо-украинского фонда в Вашингтоне, округ Колумбия, в мае 2016 года, а также во многих других городах США и Европы.44 минуты. Веб-сайт фильма
: http://astruggleforhome.com/ Трейлер фильма
: https://vimeo.com/astruggleforhome/trailer

Скриншот: «Крым: Темная тайна России»

Когда остановится этот ветер , 2016, режиссер Аниэла Астрид Габриель, продюсер Мирослав Дембинский (Польша). Документальный фильм посвящен ряду крымских татар, члены семей которых покинули Крым после российской оккупации.
Крыма.Одна пожилая женщина, пережившая депортацию и ссылку, отказывается уезжать, так как хочет провести свои последние дни в Крыму. Фильм фокусируется на одиночестве и бессилии людей, и, как отмечает один из наблюдателей, «мы являемся свидетелями безмолвной депортации».
На русском, крымскотатарском и украинском языках с английскими субтитрами. 66 минут.
Отзыв Бартоша Стащишина:
https://culture.pl/en/work/when-will-this-wind-stop-aniela-astrid-gabryel
Трейлер доступен на YouTube: https: // www.youtube.com/watch?v=w0mZkYHPovA&t=47s

Мустафа , 2016, Тамила Ташева из SOS Крыма, Киев. Фильм о длительной борьбе лидера крымских татар и активиста Мустафы Джемилева. Финансируется Национальным фондом за демократию,
он был показан в Вашингтоне, округ Колумбия, и в Нью-Йорке в 2018 году. Продолжительность 1,5 часа.
Доступно на YouTube с английскими субтитрами: https://www.youtube.com/watch?v=Fosg3_TcpA8
Рецензия на фильм Виолы Гингер:
https: // www.atlanticcouncil.org/blogs/ukrainealert/the-epic-struggle-of-crimean-tatars-captured-in-the-film-mustafa

«Близкая далекая Родина», 2016, документальный фильм, написанный и озвученный известным историком Гульнарой Бекировой и спродюсированный телеканалом ATR TV, Киев. Фильм основан на интервью с потомками крымских татар.
депортированные, в настоящее время проживающие к северу от Крымского полуострова, в юго-восточной части Херсонской области, материковая часть Украины. Это семьи крымскотатарских активистов, вернувшихся в Крым в 1960-1970-х гг., Но не получивших разрешения на поселение в своих домах.
родная страна.Они рассказывают о жестоком обращении с ними со стороны крымских властей и полиции, а также об их участии в демонстрациях в Москве в рамках крымскотатарского национального движения. На русском с английскими субтитрами.
66 минут. Доступно на YouTube: https://www.youtube.com/watch?v=0dM0ji-F530&feature=youtu.be&fbclid=IwAR0yDGNeL9wBLCuZ2106xDZ8__q8NbERAyVIJoUuAGwrOnlffvAB42oEjE8

Крым: Темная тайна России , 2018, Джейми Доран, британский режиссер, снявший документальный фильм для Al Jazeera Media Network.Он охватывает депортацию и репатриацию крымских татар и помогает понять
почему крымские татары продолжают сопротивляться российской оккупации. Мустафа Джемилев дал много интервью для этого документального фильма. Первый показ в Киеве в декабре 2018 года. Продолжительность 45 минут.
Доступно на YouTube: https://www.youtube.com/watch?v=Yqg7X7GLZsg
Описание документального фильма с комментарием режиссера: https://www.aljazeera.com/programmes/specialseries/2018/ 12 / Крым-Россия-Темный-Секрет-181212065810629.html

Homeward ( Evge ) , 2019, режиссер Нариман Алиев, выбран в качестве украинского фильма в номинации «Лучший международный художественный фильм» на 92-й церемонии вручения премии Оскар. Он был показан на Каннском кинофестивале в 2019 году и получил главную награду.
Бухарестского международного кинофестиваля. Фильм рассказывает об отце крымскотатарском, который в сопровождении младшего увозит тело своего старшего сына в Крым. В главной роли — Ахтем Сеитаблаев, известный актер и режиссер,
который снял Хайтарму (см. выше) и сыграл в фильме легендарного пилота Второй мировой войны.На крымскотатарском, украинском и русском языках. 1,5 часа.
Trail доступен на YouTube:
https://www.youtube.com/watch?v=ThK0Qc87uh0
См. также запись в Википедии: https://en.wikipedia.org/wiki/Homeward_(film)

Составлено Inci A. Bowman

Добавлено: 4 мая 2019
Обновлено: 13 августа 2020


Домашняя страница ICC

Украинский киноклуб Колумбийского университета

Оригинальное название: Khaitarma
Авторское право: Телекомпания ATR, 2013
Формат: художественный рассказ, историческая драма
Носитель: DVD
Цвет: да
Продолжительность: 90 мин.
Язык оригинала: русский и крымскотатарский
Английские субтитры: да

Съемочная группа
Директор: Ахтем Сеитаблаев
Автор сценария: Николай Рыбалка
Оператор: Владимир Иванов
Художник-постановщик: Шевкет Сейдаметов
Музыка: Сергей Круценко и Джемиль Кариков
Звукорежиссер: Сергей Савченко
Монтаж: Сергей Клепач
Художник по костюмам: Надежда Кудрявцева
Производитель: Иванна Дядюра
Генеральный продюсер: Ленур Ислямов
Производство студии ATR Production, Симферополь, Украина.

В ролях:
Ахтем Сеитаблаев в образе Амет-хана Султана
Алексей Горбунов — майор НКВД
Валерий Шитовалов — отец Амет-Хана
Усные Халилова — мать Амет-Хана
Юрий Цурыло в роли генерала НКВД Васильева
Андрей Саминин в роли Владимира Нарышкина
Андрей Мостренко в роли Франсуа де Жоффра
Дмитрий Суржиков в роли капитана НКВД Трунина

Сводка
Это первый художественный повествовательный фильм крымскотатарского режиссера и продюсера, основанный на крымскотатарском рассказе на крымскотатарском языке (хотя и частично).Используя реальную историю Амет-Хана Султана, высококлассного летчика-истребителя времен Второй мировой войны, он рассказывает зрителям о геноцидном изгнании всего крымскотатарского народа с их исконной родины, организованном советским режимом под предлогом того, что они якобы предали свою «советскую родину» и помогли немцам во время Второй мировой войны.
Сюжет фильма довольно прост. В знак признания его боевых подвигов жестокому летчику-истребителю Амет-Хану Султану дается три свободных дня, чтобы навестить свою семью в Алупке, Крым, недавно отвоеванный у нацистов.Во время своей поездки он становится свидетелем жестокости, которую нанесла советская тайная полиция, НКВД, всему татарскому населению полуострова. Напрасно он и два его товарища пытаются защитить тысячи стариков, женщин и детей от депортации в вагонах для скота и сталкиваются лицом к лицу с коммунистическим разнообразием промышленных предприятий целых народов.
Khaitarma был выпущен 17 мая 2013 года. После ограниченного тиража в нескольких украинских кинотеатрах владелец авторских прав практически положил фильм на полку, что слишком напоминает историю проката или, лучше сказать, распространение. запрет на фильм Юрия Ильенко «Молитва за гетмана Мазепу» (2001), поскольку в Кремле посчитали его антироссийским.Фильм был отклонен Одесским кинофестивалем, проводящим неоимпериалистическую линию Путина. Владельцы прав на фильм, вопреки желанию его режиссера и игнорируя его положительный прием украинским зрителем, в значительной степени не допускали фильм к международному фестивальному кругу и неохотно позволяли третьим лицам показывать его.
Фильм подвергся публичной критике со стороны генерального консула России в Симферополе, Украина, Владимира Андреева, который заявил, что он «не отражает всей правды о сотрудничестве крымских татар и« искажает правду о Великой Отечественной войне »(сталинский термин для Советско-нацистский период Второй мировой войны).Разрабатывая свою первоначальную «настойчивую рекомендацию» бойкотировать Хайтарма , г-н Андреев сказал в прямом эфире телеканала ATR (который продюсировал фильм), что он считает «очевидным, что крымские татары массово совершили преступные действия. измена во время Великой Отечественной войны », и что его мнение« соответствовало официальной позиции России »по этому вопросу.
Скандал вокруг Хайтарма — еще одно доказательство того, насколько Украина и ее культура находятся под влиянием Кремля.
Словно предвосхищая жестокую атаку, фильм также выполняет образовательную миссию, деконструируя расистский взгляд на крымских татар, который до сих пор не встречал сопротивления многих «интернационалистов», «антисенофобов» и «антифашистов». организации в Украине и за ее пределами. В частности, телезрителю сообщается, что более 30 тысяч крымских татар воевали против немцев во Второй мировой войне, семеро были награждены золотой звездой Героя Советского Союза — высшей боевой наградой Сталина.Всего за три дня (18-20 мая 1944 г.) весь крымскотатарский народ был изгнан из Крыма, всего 194 110 человек. В середине 1960-х около 238 500 изгнанных крымских татар проживали в Сибири и Средней Азии. 205 900 из них — дети, женщины и старики. Приблизительно 109 956 человек умерли от переохлаждения, голода и болезней, когда они были доставлены в 1944 году в определенные районы поселения. Это в четыре раза больше, чем количество убитых крымских татар во Второй мировой войне. Советская, а теперь и путинская пропаганда застенчиво называет геноцидное переселение «спецоперацией».»

номинированный на «Оскар» «Мамай» вышел в онлайн


В онлайн-кинотеатре Takflix.com вышел первый украинский фильм, номинированный на «Оскар» в 2003 году, «Мамай» режиссера Олеся Санина. Фильм доступен для просмотра во всех уголках мира с английскими субтитрами.

Фильм «Мамай» — дипломная работа Олеся Санина, его первый полнометражный фильм. Идея сделать его возникла у режиссера случайно.С детства интересовался украинской историей, культурой, фольклором, а позже серьезно занялся кобзаризацией.

Съемки фильма длились всего 24 дня. В фильме снялся известный украинский актер и режиссер крымско-татарского происхождения Ахтем Сеитаблаев . Одну из ролей исполнил также режиссер фильма Олесь Санин.

Я хорошо знаю эти истории, поэтому я принялся за то, что у меня болит сердце, что я буду делать, несмотря на трудности с финансированием, трудности с работой.Это то, без чего я не могу жить. Я взял его и снял фильм.

Олесь Санин

Оператор фильма Сергей Михальчук . Музыка написана композитором Аллой Загайкевич . В своем фильме Олесь Санин выступает сценаристом, режиссером и исполнителем одной из ролей, но, по его мнению, это не так уж и много. В субтитрах фильма пока не указано, что он активно участвовал в создании музыки и оформлении фильма

Этот фильм относится к категории авторского кино (извините за устаревшее слово), поэтому никто не мог написать мне сценарий к этой истории.На самом деле сценаристы — украинцы и крымскотатарские народы, потому что я взял за основу эпос — украинские и крымские татары. Я ничего не придумал — это текст Украинской Народной Думы « Мысли о братьях Азовских » и тюркский эпос «Песня дервиша о доблестных мамлюках » — это рассказ о пятьсот лет назад.

Олесь Санин

В «Мамай» нет одного участка, а есть сразу несколько участков.Первый рассказ — «Мысль о трех братьях Азовских» , украинская песня XVI века. Второй рассказ был найден в иранской литературе. Затем Санин нашел еще один исток в культуре крымских татар. Называется он — «Песня дервишей о трех доблестных мамлюках» , эпос тюркского народа. В нем рассказывается, что трое братьев-татар, которые служили наемниками в разных армиях, покидают службу, услышав крик Золотой поющей колыбели .

У татар есть такая легенда: когда Золотая колыбель попадает в руки иноземцев, то татары теряют власть, их народ рассыпается, а их семья распадается. Согласно источникам, крымские татары привезли эту Колыбель из Монголии. Она похожа на колыбель Чингисхана, подаренную ему его матерью, а в Колыбель был помещен Евшан-зелье (полынь), и он носил эту Колыбель с собой как символ своей силы, символ своей земли. Татары — народ, живший в Вольной степи, народ воевавший, пасший стада.И этот запах полыни, евшан-зелье , запах их родины.

Санин объединил эти истории и попытался «создать свою кинематографическую историю на основе этих былин.

«Мамай», 2003 г., Плакаты

Три брата, спасаясь из татарского плена, крадут двух лошадей, обученных татарским добром. Старший и средний братья — лошади, а младший — пшеница. Младшего бросают в степь умирать. И он видит свою смерть на могиле Савура.Братья достигают реки Калки и ждут ее там три дня. Они совершили ужасный грех. И наказание для них — татары их догоняют и убивают — не за то, что воровали (как думает Дума), а за то, что бросили родного брата…

А между этими двумя историями уже есть третья история. написано самим Саниным. Рассказ о том, как татарка находит в степи самого молодого умирающего казака; приносит домой, угощает; влюбляется в него, становится его женой.Их жизнь драматична, трагична — ведь она из татарской семьи, а он украинского происхождения, которую эта семья предала и бросила.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *